chinaoil

Как Китай переигрывает «Газпром» и «Роснефть»

Китай ждет момент, когда в результате непродуманных действий российские государственные компании окажутся в тупике. Китай — мягко говоря, непростой партнер. И он не один раз доказывал это в отношениях с отечественной нефтегазовой отраслью. Китайцы весьма умело использует возможностями, предоставляемыми ему из-за ошибок глав российских газовых и нефтяных госкомпаний, а также политических лидеров.

Специфический клиент

Около 10 лет назад «Роснефти» очень нужны были деньги для финансирования приобретения активов ЮКОСа. На помощь в этой ситуации пришел только Китай — кроме него никто не хотел жертвовать деньги в весьма сомнительную сделку. После подписания контракта, «Роснефть» в виде предоплаты единовременно получила $6 миллиардов долларов, а China National Petroleum Corp. — 48,4 миллиона тон российской нефти с поставками по ж/д, распределенными до 2010 года.

Правда, условия данного контракта, с которыми довольно быстро согласились в Москве, привели к упущению выгоды. В августе 2007 года, на совещании у Владимира Владимировича Путина, Сергей Богданчиков, тогдашний глава компании пожаловался, что они каждый раз теряют по 40 долларов на продаже 1 тонны нефти в Китай, если сравнивать с экспортом через Приморск или Новороссийск. В Москве приняли решения потребовать пересмотреть цену, указанную в контракте, пригрозив прекращением соглашения и отказом о создании отвода от трассы системы ВСТО до Китая.

В Китай с данным ультиматумом изначально послали вице-премьера Александра Жукова, а затем – премьера Виктора Зубкова. По словам участников переговоров, Жукову китайцы ответили, что никаких счетов между друзьями быть не должно, и напомнили о том, что они оказали помощь в ситуации с ЮКОСом. Виктора Зубкова все же выслушали и согласились поднять цену всего-то на 67,5 центов за баррель или на 5 долларов за тонну.

Затем китайцы устроили «Роснефти» еще один сюрприз, пересчитав цену по контракту 2009 года самостоятельно. Нефть пошла в Китай уже не по ж/д, а по отводу от ВСТО. Китайцы стали высказывать свои претензии относительно того, что в цену были включены транспортные издержки в виде тарифа ВСТО, но данный тариф был единым и не зависел от расстояния. Тогда Николай Токарев, глава «Транснефти» жаловался, что этот тариф являлся льготным, не покрывавшим даже операционные расходы на прокачку нефти, и тем более, не возмещавшим капитальных затрат на возведение системы.

Китай принял решение платить только лишь половину льготного тарифа, так как до отвода к границе нефть проходила всего половину трассы ВСТО. И только отчаянные переговоры смогли привести к тому, что самопровозглашенная скидка несколько сократилась.

Прыжок из засады

Метод нормальной работой с такими непростыми клиентами заключается в диверсификации рынка. Монопсония – когда на несколько продавцов есть всего один покупатель, ничем не лучше монополии. Но для РФ такой вариант не подходит по нескольким причинам.

Во-первых, экспорт нефти и газа в Азию является частью стратегии в геополитике России. Для достижения данной цели Москва может и несколько поступиться экономическими соображениями, продолжая сотрудничать с непростым покупателем.

Во-вторых, китайцы уже давно диктуют свои условия, они придерживаются  так называемой тактики «прыжка из засады». Такая тактика предполагает выжидать момент, когда непродуманные действия лиц, ответственных за принятие решений, заводят отечественные государственные компании в тупик, откуда невозможно выбраться без дополнительной помощи. А уж денег в Китае достаточно. Подобный прием был использован, когда заключался первый контракт с «Роснефтью» в 2004 году.

Спустя два года Китай снова выручил «Роснефть» деньгами, когда у компании не было средств для покупки у ТНК-ВР «Удмуртнефти». По словам чиновников Минэнерго, самую большую цену предлагала венгерская MOL, но все равно выиграла заявка Sinopec. Это объяснялось тем, что она дала обещание передать «Роснефти» 51 процент приобретенной «Удмуртнефти» с оплатой из будущей прибыли в рассрочку. В конечном итоге крупный пакет весьма прибыльной компании оказался в руках у китайцев, хотя на данный момент времени в Кремле на возможность проникновения Китая в российский нефтегаз смотрели без энтузиазма.

Следующая помощь от Китая тоже поступила весьма вовремя. В 2009 году сразу две государственных компании оказались в очень сложном положении. Токарев узнал, что Семен Вайншток, его предшественник, не оставил средств на корпоративных счетах, необходимых для завершения строительства первой очереди трассы ВСТО. Закончились свободные финансы и у «Роснефти». Китай предложили перечислить 15 миллиардов долларов «Роснефти» и 10 миллиардов долларов «Транснефти» как предоплату за поставку нефти в течение следующих двадцати лет (ежегодно – по 15 миллионов тонн). Российские переговорщики приняли условия китайцев.

 

В долгах, как в китайских шелках

Гигантизм, поразивший высшее руководство «Роснефти», принуждал компанию постоянно покупать новые активы — от «Итеры» до ТНК-ВР. И, как обычно, деньгами помогали китайцы. В мае прошлого года «Роснефть» заключила очередной договор с CNPC, заложив ей еще не добытую нефть в размере до 365 миллионов тонн в течение следующих 25 лет. Величина предоплаты оценивалась в 70 миллиардов долларов. Данный шаг значительно увеличил сумму долга «Роснефти». В результате это стало одним из факторов, заставивших недавно Игоря Сечина, главу компании, просить помощи у правительства.

Пекин, являясь фактическим владельцем нефти, которую предстоит добывать в Восточной Сибири, теперь может диктовать должнику свои условия. Китайцам пообещали долевое участие в разработке таких больших и перспективных нефтяных месторождений, как Среднеботуобинское и Ванкор. Эти доли дадут возможность CNPC контролировать добываемые в России запасы нефти объемом 1,2 миллиарда тонн по категориям С1 + С2. На конец прошлого года доказанные запасы нефти Китая составляли 2,5 миллиарда тонн.

«Роснефть», потратив большие средства на покупку ТНК-ВР и прочих активов, оказалась в такой ситуации, когда и дальше сложно занимать деньги в Пекине, и долг вырос до колоссальных размеров. Не так давно правительство приняло решение финансировать инвестиционную программу данной государственной компании из фонда национального благосостояния. Но этих средств все равно будет недостаточно, чтобы купить новые приобретения.

Вслед за нефтью последовал газ

По примеру «Роснефти», будущий газ заложил Китаю и «Газпром». В Пекине уже было подтверждено согласие выделить в качестве предоплаты за газ до 25 миллиардов долларов для помощи в финансировании проекта, включающего освоение запасов газа Иркутской области и Якутии, а также строительства газопровода «Сила Сибири». Не исключаются и новые займы: в инвестиционном обосновании к проекту капиталовложения оцениваются более чем в 100 миллиардов долларов, хотя руководство монополиста ранее говорило о 55 миллиардах долларов.

В то же время рентабельность «Силы Сибири» — под большим сомнением. Если верить вышеупомянутому инвестиционному обоснованию, окупаться данный проект по чистому доходу будет больше шестнадцати лет, а по чистому дисконтированному доходу он не окупится даже в 2048 году. В «Газпроме» китайский маршрут оправдывают тем, что газопровод якобы может оживить восточно-сибирскую экономику, но труба, которая проходит по таежным сопкам, не создает новых рабочих мест.

Газоперерабатывающему предприятию в Амурской области тоже надо всего около 3000 работников. Газификация регионов? Но даже в 2040 году спрос на газ вдоль «Силы Сибири» будет едва больше 3 миллиардов кубометров. Там, где принимают решения, исходя из геополитических соображений, нет места для мнения экономистов. Но в таких условиях для китайцев с их тактикой  «прыжка из засады» создается полное раздолье, тем более, в свете новых санкций с Запада.

Евстратий Романов

Аналитик сайта ProfitLiner.com

Добавить комментарий

Войти с помощью: